Архитектор, дизайнер, художник

15 января 2014

 Бахытбек Талкамбаев - архитектор, дизайнер, художник. Он окончил известные художественые институты СССР, получив лучшее по тем временам образование, он работал во всех названных областях и везде добивался творческого успеха и признания коллег. Как организатор-менеджер,  много сделал для Шымкентских художественно-производственных мастерских, являвшихся филиалом Художественного фонда Казахстана, в качестве главного художника. Эта была напряженная, насыщенная событиями и делами жизнь творческого человека, востребованного на самых разных уровнях. Но однажды все это закончилось. Шымкентская земля с ее святыми местами, легендами и яркой природой, видимо, на энергетическом уровне постепенно изменяла Бахытбека. Его приход к богу, обращение к космическим законам природы стали логическим этапом внутреннего эволюционирования, и творчество в этом процессе приобрело для него особый смысл, как следование божественным силам общего миропорядка.
Отойдя от суетности обычной жизни, Бахытбек полностью посвящает себя духовному самосовершенствованию, одновременно в нем созревает внутренняя убежденность:   художественное творчество - это мощнейший канал соединения с богом и природой, особый дар человека, данный ему для проявления божественной природной сути.

В первых картинах, созданных на новом этапе жизни, - полный отказ от предметности и реалий повседневности. На больших холстах написаны маслом знаковые композиции, их символика становится понятна, когда автор сам начинает рассказывать о своем восприятии мира и человека. Постепенно людям начинают открываться скрытые образы и коллизии, более того, они начинают ощущать в себе внутреннюю необходимость “общения” с ними. Бахытбек получает заказы на выполнение отдельных картин, многие приходят к нему, чтобы просто поговорить, услышать его размышления, получить ответы на какие-то личные вопросы.  Некоторых интересует сам процесс творчества и таким посетителям Бахытбек говорит, что способность к художественному проявлению живет в каждом человеке.

Все началось с того, что кто-то остался рисовать рядом с художником, первый раз взяв в руки карандаш. Начав с простого и продвигаясь вперед можно достигнуть многого. Постепенно возникала уверенность в собственных силах, рисунки становились сложнее и красочнее, вместе с этим росла необходимость в постоянных занятиях. Рука становилась крепче, появлялись новые идеи и образы. Одновременно человек обнаруживал, что в нем происходят какие-то внутренние перемены, он становился уравновешенней, жизнерадостней, отступали страхи, головные боли, негативные мысли. К Бахытбеку стали приходить действительно больные люди, испробовавшие разные способы избавления от неотступавших болезней. Надо видеть сделанные ими риснуки. Сначала это беспомощные почеркушки “ни о чем”, робкие, застенчивае, зажатые. Но чем больше человек рисовал, чем больше он проводил времени с фломастером или карандашом в руках, тем свободнее и раскованней становился новый для него творческий опыт. Последние работы - это уже сложные, профессионально выстроенные художественные послания, изобилующие символикой, поражающие разнообразием и неожиданностью разработанных форм.

Подобных примеров множество в практике Бахытбека. Этот успех дал ему уверенность, что таким образом складывается метод, дающий возможность человеку раскрыть свои возможности, излечиться от недугов, найти новую сферу приложения своих интересов.

Сегодня много говорится о возможностях артерапии. Вопрос этот мало исследованный. И те инициативные люди, которые занимаются этим направлением, интуитивно ищут собственные методы, эспериментируя, изучая опыт коллег и сопутствующую литературу.   Наверно сейчас уже стало ясно, что этот бесценный опыт, как некий психологический феномен необходимо исследовать и проанализировать.

Уже сегодня на основе метода Б. Талкамбаева можно говорить об определенных общих тенденциях, проявляющихся в процессе работы его подопечных. Выше говорилось о его ярко выраженной эволюции. Через некоторое время после первых, как правило, схематичных или просто неудачных попыток ( у каждого этот период разный) в рисунках начинают читаться знаки явно выраженной внутренней борьбы, происходящей в человеке, постепенное освобождение от темных сил и, наконец, обретение гармонии и какой-то светлой успокоенности. На последних стадиях в декоративных композициях почти всех авторов появляются солярные знаки, орнаметальные элементы, повторяющиеся у всех народов и связанные с природой, космосом, вселенной - это солярные символы, спирали (символ вечного движения и совершествования), изображения деревьев (символ - “древо жизни”),  гор  (“мировая гора”) и др.  Цветосочетания гармонизируются, становятся более светлыми, яркими и праздничными. Композиции приобретают законченную целостность и выразительность. Все это происходит буквально со всеми учениками художника вне зависимости от пола, возраста, национальности, вероисповедания, образовательного уровня или диагностированного заболевания. Созданные ими работы с течением времени становятся действительно самостоятельными художественными произведениями, в них проявляется несомненная положительная энергетика, и во многих случаях незаурядное творческое мастерство.

Необходимо отметить, что декоративно орнаментальный сюжет, как самостоятельная “тематическая” картина, давно разрабатывается Б. Талкамбаевым как новый жанр в казахском изобразительном искусстве. Здесь прослеживается несомненная связь с национальной культурной традицией, и, одновременно, такие работы можно рассматривать как попытку уйти от академических канонов европейского искусства, стремление создать иной принцип станковой живописи, по-своему отражающей картину мира.

Метод Б. Талкамбаева позволяет с иной точки зрения взглянуть и на собственно орнаментальное творчество, в рамках которого в исторически определенные времена развивалась художественная традиция каждого народа. Уже неоднократно делались предположения, что орнаментальное искусство - закодированное послание национальной культурной ментальности, раскрывающее ее связи с природой, космосом, историей. Опыт Бахытбека с одной стороны некоторое тому подтверждение, с другой стороны он указывает на еще неизученные возможности человеческой психики в которой,   по-видимому,  изначально заложена способность к творческому созиданию. И в том случае, когда она обращена к истинным природным истокам неотрывной связи человека с его естественной средой обитания (или, как говорил Л. Гумилев “определяющего этногенез ландшафта”) открываются новые созидательные силы, помогающие ему заново выстроить себя, найти свою нишу в жизни и просто почувствовать себя здоровым и уверенным.

Изучение с этой точки зрения роли художественного творчества и изобразительного искусства в целом может приобрести новый смысл и дать в XXI веке неожиданные и важные результаты для совершенствования здоровья и интеллекта человека.

 

Камилла ЛИ,

член Ассоциации художественных

 критиков при Юнеско,

ответственный секретарь

Союза художников РК,

Доктор Искусствоведческих наук