Просветление, или контакт со Вселенной

15 января 2014

 Я шла по серым улицам, и мысли у меня были серые: света нет уже который день, воду отключили, и множество всяких других проблем вгоняли в тоску. И когда вошла я в здание областного музея, на фронтоне которого висел плакат, извещающий о выставке группы этно-дизайна “Дауа”, настроение было хуже некуда. Прошлась по залу с абстрактными картинами, и ничто не шевельнулось в душе. “С кем можно поговорить о выставке?” - спросила я у работницы музея. “А вот идет автор, он вам все и расскажет”, - ответила она.     

 

Через зал шел человек в рас­шитом колпаке.

Я представилась и попросила художника рассказать о работах и себе. Он посмотрел на меня с  доверием и спросил:

- Вы уже осмотрели выставку. Какое впечатление?

- Пока сложно сказать.

- А Вы умеете писать? - cпpoсил он.

Я обиделась и ответила вопросом на вопрос:

- А Вы умеете рисовать?

Так, со взаимного неприятия, состоялось мое знакомство с Бахытбеком Талкамбаевым, а расстались мы с уговором встретиться еще раз. Бахытбек повел меня по выставке.

Вот картина “Поле” одна из серии работ на выставке “Дауа”. Что такое “Дауа”? По древней легенде, рассказанной Бахытбеком, это производное слово от буддийского понятия “Дао”, то есть дух, сила и воля человека-творца.

В “Полете” как раз и  отражено символами устремление человека к соединению с высшими космическими силами.

Несколько работ серии “Кочкарата” - это откровение художника о собственном прозрении, которое он получил на священном источнике.

-        Это слишком абстрактно, - сказала я Талкамбаеву о его картине “Контакт III”, где на чер­ном фоне жесткие линии сходят­ся на светящемся пятне. - Хотя можно представить состояние, когда открытыми глазами   по­смотришь на яркое солнце, то на миг  остается его отпечаток на сетчатке глаз. И можно согласиться с такой трактовкой.

-    Это и есть контакт со Все­ленной, - подтвердил мою вне­запно возникшую мысль художник. - Вот Вы и прошли первую стадию очищения.

Я действительно почувство­вала, как слетела тяжесть с души, и открылось восприятие искусства.

Посмотрите теперь еще раз работы и скажите, какие Вам больше нравятся.

- Пожалуй; вот эти две - “Единая черта” и “Хранитель”. Да еще “Вдохновение”.

- Поздравляю, по моему тесту люди, которые отмечают эти работы, стремятся к высшему разуму, обладают большими потенциальными творческими способностями.

Приятно слышать такие речи, даже осознавая, что, вероятно, каждый второй посетитель слышит нечто подобное.

- Меня считают некоторые ненормальным, потому что я оторван от реальности. Я хочу, чтобы люди хоть иногда могли отрешиться от мирской суеты и ощутить себя частью Вселенной.

- А что такое ненормальный человек? Если это, конечно, не патология. Меня всегда волновал этот вопрос.

- Люди делятся на три категории: нормальных, то есть обычных, талантливых и гениальных. Я разработал методику выявления одаренных людей. По этой методике набрал учеников в студию этно-дизайна. Только двое из них имеют художественное образование - мой сын Бахытгали и Неспек Сагындыков. Остальные, не проходя специальной подготовки, рисуют не хуже выпускников вузов. Ближе всех по духу мне Екатерина Сильченко и, конечно, дочери Рауана и Айдана.

- Где располагается ваша студия?

- В горном ауле, там, где я живу. А занятия веду с ребятами в Шымкенте. Летом я забирал их к себе, и все картины моих учеников, которые вы видите, были написаны там.

- Почему на картинах Ваших учеников радостные, яркие тона, а на Ваших - приглушенные и темные?

- Я увидел за свои 48 лет столько грязи. Просветление озарило меня только в 36 лет. Мне еще предстоит много работать над собой, чтобы стать таким же чистым, как эти дети.

 

Л. ГУЙЛО.